Размер шрифта
A- A+
Межбуквенное растояние
Цвет сайта
A A A A
Изоображения
Дополнительно

Разделы сайта

Главная

Военная история в моей семье


Хабарова

Полина Моисеевна

(23.11.1920 – 21.11.1999)

Прабабушка учащегося 2 «Б» класса Панкова Алексея.

Про мою прабабушку, ветерана Великой Отечественной войны, мне рассказала мама. На фронт прабабушка попала в самом начале войны. Ее сразу определили в военный госпиталь, потому что до войны она была медсестрой. Почти всю войну Полина Моисеевна провела на передовой, где помогала раненым солдатам. Вместе с войсками прошла половину Европы. Дважды была ранена (пулей и осколком снаряда), имела контузию от взрыва, но после выздоровления продолжала свою работу на фронте. После войны продолжила работать медсестрой. Была награждена медалями: “За боевые заслуги”, “За трудовое отличие”, “За победу над Германией” и другими.


Далецкий Алексей Иосифович

(17.03.1925-17.04.2002)

Двоюродный дедушка учащейся 2 «Г» класса

Справцевой Анастасии.

Участник Великой Отечественной войны, служил в 283-ей Гомельская стрелковой дивизии пулеметчиком.


Николай Иванович Скатулин

(родился в 1927 году)

Началась его военная биография Николая Ивановича в 1944 году. Тогда семнадцатилетние парни из городка Устюжны Вологодской области получили повестки явиться в воен­ный комиссариат. Это и был первый поворот судьбы Николая Скатулина.

В те непростые военные годы Николай трудился кочегаром на заводе. Работа не из легких, тем более для парнишки. Хорошо хоть кормили. Не бог весть как, зато чувство голода не ощущалось столь остро. И все бы ничего, если бы не одно досадное недоразумение. Однажды его, кочегара Скатулина, просто не пустили в заводскую столовую. Обносился Николай, целыми днями подкидывая дрова в прожорливую печь… Но подобного оскорбления он не стерпел — сбежал с завода. За что и попал в самый настоящий острог с узкими темными коридорами и баландой из ботвы.

И здесь судьба Николая сделала самый крутой поворот. Вместо обещанных 10 лет в тюрьме Скатулин провел всего три месяца — и на фронт!

События тех первых дней Николай Иванович помнит отрывочно, смутно. Лишь вид обож­женных рук фронтовика-танкиста, обучавшего новобранцев обращению с оружием, крепко засел в памяти.

Затем были километры пути по железной дороге, отдых на двухъярусных нарах в здании бывшего вологодского театра — и снова эшелон. Куда следует поезд, новобранцам не говорили, оттого на душе у ребят было неспокойно. О близости передовой они узнали, прочитав табличку на сарае, служившем вокзалом разрушенному городу, — «Мурманск».

Война для Николая Скатулина началась в 1944‑м в поселке Печенга. В артиллерии. Он стал заряжающим второго орудия 1‑й батареи 199‑го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона.

В то время в небе враги свирепствовали. Орудие Скатулина нередко совершало по несколько серий выстрелов в ходе одного налета.

Победу красноармеец Николай Скатулин встретил на посту. Еще не рассвело, как расположенная неподалеку за ручьем пулеметная рота вдруг открыла огонь. Нападения на позиции артиллеристов случались не только с воздуха, потому караульный ударил гильзой по забору и прыгнул в окоп, готовясь отразить атаку противника… Но ее не последовало. Вместо этого весь Кольский полуостров наполнился радостными криками: «Победа!».

Правда, тот незабываемый 1945‑й принес Николаю Скатулину и горестную весть. Не дождалась мать своих сыновей-победителей… Умерла.

Тяжело было переступить порог опустевшей хаты… Справиться с горем, унять душевную боль помогла поэзия — случайно найденный возле печи сборник произведений А. С. Пушкина.Впрочем, прощения врагу в душе Николая Ивановича не было и нет. Скорее, ненависть крепла с каждым послевоенным годом.

В 1946 году судьба Николая Ивановича снова сделала крутой поворот — окончив школу саперов, он занялся разминированием. За послевоенные годы многие километры полей и дорог прощупал, прослушал. И не раз удивлялся, как порой везет простому народу.

Вот что вспоминает Николай Иванович:

— Проводили разминирование в одной из деревень на Гомельщине. Пришла к нам старушка, попросила помощи. Однажды во время очередного авианалета бомба упала прямо возле ее крыльца. Глубоко в землю вошла, но не взорвалась… Женщина засыпала ее землей, сверху положила доски — так и жила.

Вспоминая те годы, Николай Иванович признается, что порой совершал необдуманно опасные, даже глупые поступки. Однажды собирал по лесу и складывал в кучу кассетные авиабомбы SD‑2. Один: чужой жизнью не рисковал. Да и все солдаты в его взводе четко знали, что такую авиабомбу трогать нельзя — только подрывать. Ну а офицер Скатулин понимал, что в лес за грибами и ягодами ходят старики, женщины, дети. Их гибели фронтовик не мог допустить!

Еще раз судьба сделала крутой поворот, когда офицер Скатулин решил покинуть армейский строй. Уж очень тяжело жилось в конце 1950‑х. Голодно. Да и жена вся извелась, страшась, что в один из дней Николая могут привезти бездыханным в телеге. Как она будет одна с дочерьми?..

Тогда-то в кадрах и предложили опытному саперу стать инструктором по спецподготовке в формирующейся роте спецназа в Марьиной Горке.

Вспоминает Николаю Ивановичу:

— Я мин так не боялся, как страшился совершить прыжок с парашютом. В саперном деле все знал на отлично. Наверное, оттого и страха не было. А свой первый прыжок я практически не помню… Все было как в тумане. Сердце словно замерло. Очнулся только тогда, когда купол парашюта наполнился воздухом и я словно провалился под него — повис на стропах. Живой! Правда, один из прыжков все же завершился для меня травмой позвоночника и тремя месяцами госпиталя…

Начальник специальной инженерной службы — инженер бригады спецназа подполковник Николай Скатулин никогда не упускал возможность саморазвития и образования. Тяга к знаниям оказалась столь сильна, что Николай Иванович в 1966 году окончил Белорусский политехнический институт, а вскоре стал там же преподавателем на военной кафедре. Позже был преподавателем начертательной геометрии, кафедры графики строительного факультета БПИ. В запас ушел в звании полковник.

В свои 93 года  Николай Иванович внимательно следит за событиями в стране, увлекается живописью, пишет прозу и стихи. Он — пламенный патриот. Несмотря на испытания, выпавшие на его долю, ветеран-фронтовик заражает окружающих своей верой в лучшее, жизнелюбием.


Жаврид Иван Тимофеевич (05.02.1922 - 15.12.1994)

прадедушка Дроздовской Анны , учпщейся 3"Б" классы.

На фронте с 1941 г. , служил стрелком-радистом 121 отдельного танкового батальона. Участник обороны Москвы. В декабре 1941 г. в районе г. Солнечногорска в составе танкового экипажа, которым командовал батальонный военный комиссар, он отважно сражался с прорвавшейся вражеской пехотой. За проявленное мужество награжден медалью “За отвагу” . В августе 1942 г. и в декабре 1943 г. ст. сержант 100 танк. бр. был ранен – считался без вести пропавшим. В 1944 г. Жаврид И.Т. – старшина, радист-стрелок танка Т-34 2-го танкового батальона 2-й отдельной танковой бригады. Летом 1944 г. батальон принимал участие в наступательных боях бригады на территории Беларуси (Витебско-Оршанская операция). Во время боя была сбита антенна, и Жаврид И.Т. под огнем противника восстановил связь с танка с командиром батальона.


Рогов Михаил Иванович (22.10.1922-09.03.1987)

прадедушка Мешкова Владимира, учащегося 4 «Б» класса.

Участник Великой Отечественной войны. Место призыва: Холопеничский РВК, Белорусская ССР, Минская обл., Холопеничский р-н.

Окончив сержантскую школу, ушел на фронт в июле 1941 года. Служил в 180-ом стрелковом полку 329-ой стрелковой дивизии начальником радиостанции.

В 1946 г вернулся на домой - Хотюхово Крупского района Минской обл. Вырастили и воспитали с женой 11 детей.